» Большой барьерный риф (ББР)

Большой барьерный риф (ББР)

Большой Барьерный риф в Австралии — это уникальное место, расположенное у побережья Австралии. Он представляет собой целостный живой организм, состоящий в списке Мирового наследия.

Протяженность ББР превышает 2000 километров. Вдоль Рифа расположены многочисленные тропические острова, привлекающие своей неописуемой красотой туристов со всего мира. Для этого тут есть все: ослепительной красоты коралловые рифы, белоснежные песчаные пляжи, удивительное разнообразие морских обитателей и широкие возможности для активного отдыха. Климат этого региона позволяет плавать в море на протяжении всего года.

Большой Барьерный риф по праву называют восьмым чудом света — это крупнейший в мире коралловый шельф. В его состав входит 2500 коралловых рифов. Их площадь варьирует от нескольких десятков метров до десятков квадратных километров.

В состав ББР входит 71 коралловый остров. Эти острова разделены проливами, ширина которых не превышает двухсот метров. Большая часть рифов скрыта под водой, некоторые из них появляются на поверхности океана в периоды отливов. Если посмотреть на Большой Барьерный риф с самолета, то видна цепь рифов опалового оттенка. Возле некоторых рифов расположены белые коралловые острова, покрытые ослепительно зеленой растительностью. Тут до сих пор остались пригодные для жизни человека, но абсолютно необитаемые острова.

Большой Барьерный риф можно сравнить с гигантским аквариумом. Ничто из растущего над водой несравнимо по своей красоте с тем зрелищем, которое собой являют подводные коралловые сады. Тут в удивительной гармонии сочетаются голубые, розовые, пурпурные, зеленые, лавандовые, лиловые и желтые оттенки.

ББР можно разделить на три сектора: северный, центральный и южный. Каждый сектор отличается глубиной и разнообразием подводных обитателей. Максимальная глубина северного сектора составляет 35 метров, южного — 145 метров, а средняя глубина центрального сектора составляет 55 метров.

Формирование большого барьерного рифа по утверждению ученых началось 10 000 лет назад. Основу Большого Барьерного рифа формируют миллиарды коралловых полипов. Это живые организмы, величина каждого из них не больше булавочной головки.

На коралловом шельфе обитают удивительные и разнообразные тропические рыбы. Тут масса загадочных пещер, удивительных растений и коралловых образований. Тут же обитают морские анемоны, т.н. «цветы рифов», достигающие в диаметре 60 сантиметров. Они вытягивают свои разноцветные щупальца и подстерегают добычу, размеры которой зачастую намного превосходят размеры этого необычного хищника.

Ниже приведено художественное повествование коренного жителя Австралии. Он описывает рыбалку на Большом Барьерном рифе.

Много лет минуло с тех пор, когда я первый раз вышел на рыбалку в море из Кэрнса. Скажем так: динозавров тогда уже точно не было, но вымерли они незадолго до того… Мне исполнилось пятнадцать. Поскольку отец мой умер, когда мне было десять лет, моими героями и наставниками стали два наших зятя — оба они любили рыбалку. Зятья решили, что парень я уже вполне взрослый, чтобы выходить в море к рифу на ловлю «красной» рыбы. Мать по этому поводу страшно волновалась — как так, её Джонни пойдёт с мужиками в открытое море?!

Мы тогда не обращали внимания на подвиды и тонкие различия — если рыба была красного цвета, то для нас она была вся одной породы «красная». Попадался ли красный эмперор или большеротый нэнни — все это была «красная рыба».

В те времена очень редко кто мог похвастаться такой роскошью, как собственный мореходный катер, а потому те несколько судов, которые предлагали чартерные рыболовные рейсы, были очень востребованы. Мы выходили рыбачить на одиннадцатиметровом суденышке Delrene, максимальная скорость хода которого была целых восемь узлов. Но тогда ещё не было рыболовных крейсеров наших дней, и Delrene считалась шикарным судном.

Я многое в те дни усвоил в море. Первое — когда тащишь большого «красного», то обязательно сильно изрежешь себе руки, если будешь без перчаток. Но мои суровые наставники — крепкие фермеры, с огрубевшими от работы руками, считали, что перчатки и удилища — это только для изнеженных слабаков. Еще они научили меня пить, курить, материться, рассказывать «соленые» анекдоты и поглядывать на женщин, но как хороша тогда была жизнь!

Там, на борту Delrene, я впервые увидел огромного марлина, он пару раз выпрыгнул из воды у нас за кормой.

А первый эхолот! Это было что-то невероятное! Дьявольское изобретение. Действительно, как может эта машинка показать, какая под лодкой глубина, и что там на дне?! Старшие в нашей рыболовной компании только хмыкали, открывали очередное пиво и отказывались даже голову поворачивать в сторону этой бессмысленной цацки. А мне нравилось смотреть на его мерцающий экран. Я верю, что все они теперь рыбачат у большого рифа на Небесах, но если бы они увидели, какая сейчас рыболовная электроника, то тут же умерли бы второй раз.

Ловля марлина в Австралии в акватории Большого Барьерного рифаМного воды пробежало под килем с тех пор. Тот ершистый пятнадцатилетний паренек превратился в седого деда, который достаточно погулял по миру и половил всякую экзотическую рыбу: королевского лосося на Аляске, нильского окуня в Египте, тарпона и парусника в Коста — Рике, басса — павлина в Амазонке, чёрного басса в Новой Гвинее, но моей первой и самой сильной любовью остаётся рыбалка на глубокой воде у Большого Барьерного Рифа (ББР).

Если совсем честно — больше всего мне нравится ловить барраманди в диких, труднодоступных реках. Но донная ловля на глубине 70 метров у отдалённых рифов мало ей уступает по азарту. К тому же, хотел бы я поймать такую барраманди, чтобы сравнилась по вкусу с коралловой форелью или большеротой нэнни.

Со времён моей ушедшей безвозвратно юности вокруг произошли такие перемены, что они меня подчас просто пугают. Но что осталось неизменным это сам ББР Я знаю, вы читаете и слышите научные прогнозы ученых экспертов о том, что Большой Барьерный Риф Австралия уже в ближайшем будущем погибнет — его убьет глобальное потепление, отмирание кораллов, интенсивное рыболовство. Вы меня простите за грубость, но все эти исследования и анализы — полная ерунда! Эти ученые видят риф на мониторах своих компьютеров и по телевизору. Они изучают разные анализы и показатели, чертят умные графики и картинки, складывают всякие мудреные формулы — на здоровье, флаг им руки! Но я ловлю на ББР уже более 50 лет и авторитетно заявляю — он за это время не изменился ни на йоту! Более того, рыбалка там сейчас не хуже, чем во времена моей ранней юности, а, может быть, даже и лучше. Я всегда там нырял — ББР выглядит так же точно, как и раньше. Сейчас на нас неотвратимо наступает «глобальное потепление», но, господа учёные, что же вы скромно молчите про «новый ледниковый период», который предсказывали нам в 70 — е годы? Что с ним случилось? Прошёл мимо? Вы хоть объясните.

Радикально настроенные «зелёные» истерично сеют панику: «Мир на грани катастрофы, скоро природе наступит конец!». Экологи вы наши, каждый день мир кончается для многих людей — они умирают, и это реальность нашего бытия, а жизнь на планете продолжается и идёт своим чередом… Но не будем об этом.

Давайте посмотрим на перемены, которые произошли на арене морской рыбалки. Или давайте порыбачим вместе, это гораздо лучше.

Первое — это маломерный частный флот. Доживают свой век ещё и старые посудины, но, в основном, сейчас режут волны мощные быстроходные глиссирующие катера. В судостроении настала эпоха алюминия и стеклопластика, поэтому рыболовные лодки стали стоить относительно недорого. В наши дни очень многие преданные поклонники морской рыбалки в состоянии позволить себе иметь собственный катер: у одних это четырехметровая малютка, у других — настоящий крейсер, который стоит несколько миллионов долларов, но чаще всего, это плавсредство 5–7 метров в длину, с подвесным мотором на транце, пожирающим свою норму бензина.

Рыбалка с катера на Большом Барьерном рифе в АвстралииВсе, я подчёркиваю, все на Большом Барьерном Рифе определяет погода — если дует ветер свыше 15 узлов (7–8 м/с), маломерному флоту там делать нечего! Но навигационное и рыбопоисковое электронное судовое оборудование со времен моей юности изменилось разительно. Как далеко ушла техника за эти годы от того примитивного эхолота, что я когда-то увидел впервые! Современные модели на больших цветных дисплеях показывают дно так детально, как мне раньше и во сне присниться не могло. Зум, боковые лучи. И эти шикарные сонары сейчас стоят дешевле, чем стоили гораздо более простые модели, скажем, десять лет назад.

И не только эхолоты. GPS-навигатор — самая фантастическая вещь, что мне доводилось видеть в жизни! Он бывает встроен в тот же эхолот, но, как по мне, это не всегда удобно. Если бы в те наши старые добрые времена кто-то стал бы мне рассказывать, что будет такой небольшой приборчик, который с точностью до метра всегда покажет тебе твоё положение в любой точке Земного Шара, я бы сказал ему: «Друг, бросай вредные привычки — они тебе уже на мозг влияют». И вот сейчас ты платишь несколько сотен долларов, и это чудо в твоём распоряжении. На дисплее карта, ты выбираешь место, куда намерен добраться, жмёшь «Go То», и прибор тебя ведет, отмечая пройденный путь.

То же самое и со снастями. Какие у нас поначалу были лески? Корд, всякие шнуры. И лишь потом какой-то гений (он заслуженно должен восседать по правую руку от Иисуса) придумал нейлоновую лесу. Большинство рыболовов на ББР до сих пор ловят лесками с руки. Я тоже борюсь с крупной рыбой один на один, только руками, без всяких приспособлений. А вот молодое поколение уже ловит иначе — у них в ходу удилища Shimano Jig Wrex, оснащённые дорогими качественными катушками. Запас лесы на шпулях очень большой, и это — преимущество. Обычно применяют 50 lЬ, как бы, общепринятый стандарт. И не монолеска сейчас используется, а плетёный шнур с поводком из моно. Шнур — это замечательная вещь. Он не растягивается, и с ним чувствуешь поклевку на глубине сто метров!

Изменилась и наживка. Мы ловили на акулье мясо и на кефаль, а сейчас на наживку идут сардины, кальмары и только изредка кефаль. Ну, и конечно, тревэли, у которого хватило глупости схватить наживку, немедленно режется на кубики.

Ловля коралловой форели на Большом Барьерном рифеСейчас, например, такую рыбу, как коралловая форель стали часто ловить на искусственные приманки — джиги, воблеры. Это очень интересная и увлекательная рыбалка. Единственное, что её портит — жалко терять дорогие покупные приманки. А крупная коралловая форель с завидным постоянством утаскивает их к себе домой, чтобы хорошенько их там рассмотреть в спокойной обстановке. Ведь ее и на шнуре 80 lb бывает нелегко удержать. Но это, правда, если ловишь с руки.

Много в рыбалке появилось и такого, чего мы не знали в те далекие беззаботные времена, когда шевелюра моя была черной, а тестостерон гудел в венах: каждое правительство сейчас считает своим долгом что-нибудь отрегулировать в любительском рыболовстве. Появились «зелёные зоны», куда вообще нельзя заходить; «желтые зоны», где можно ловить только одной снастью с одним крючком; ограничения улова по количеству, по размеру; и ещё два пятидневных запрета на ловлю, чтобы коралловая форель смогла без помех отнереститься. Они в правительствах просто не понимают, что самый лучший регулятор и ограничитель на Большом Барьерном Рифе — это само море. Там очень часто разгуливается штормовая погода, что гарантированно защищает рыболовные места лучше всяких законов и постановлений. Но мы должны помнить: вдоль ББР обитает, возможно, наибольшее количество разных видов рыб, чем где бы то ни было, но многих видов, таких, которых можно ловить в холодных водах Аляски, например, у нас нет. Поэтому хочу повторить ещё раз: «Большой Барьерный Риф способен кормить Австралию бесконечно, но он не в состоянии накормить весь мир».

Во времена моей юности мы измеряли успех выхода на рыбалку сотнями фунтов пойманной рыбы. Но, к счастью, те времена уже минули. Сейчас большинству рыболовов вполне достаточно для счастья нескольких коралловых форелей, пары красных рыб или одной приличной испанской макрели. Ладно, хватит, я уже устал от всяких серьёзных разговоров — давайте вместе со мной и моей супругой Дженнифер сходим на Большой Барьерный риф в Австралии и порыбачим.

Выходи на рыбалку на Большой Барьерный рифУ нас 5,6-метровый катерок, который называется «Bag Limit» (название это красноречиво свидетельствует о веселом нраве владельца судна, поскольку переводится как «Норма Вылова». Bag limit, это один из базовых терминов правил любительского рыболовства, который означает буквально следующее: предельный улов, который может быть в твоей сумке, мешке (bag), то есть, сколько тебе дозволяется унести с собой рыбы с водоема). Дженнифер почему-то уверена, что лимит установлен на один мешок, и имеется ввиду только ее мешок. Мы спускаем катер на воду в местече Deeral, запускаем 130-сильный мотор «Yamaha», идем по реке и через устьевые отмели выходим в море. Первым делом смотрим на острова: если они просматриваются четко, без дымки, значит, погода будет спокойная; если так, то мы отправляемся за риф Маори, чтобы порыбачить на глубокой воде, у разбросанных поодиночке коралловых возвышенностей. Расстояние до того места — 25 морских миль (примечание: чуть больше 45 км) это час хода. Наш Navman 5607 добегает до места легко и непринуждённо. Когда подходим к зоне ловли, я включаю эхолот Furuno FCV — 600L и выбираю режим: одна половина дисплея — нормальный вид, другая — зум.

Немного походив, нахожу небольшой коралловый холмик, над которым глубина 35 метров. Захожу немного вперед и бросаю якорь (свой, рифовый, особой конструкции); стравливаю якорный трос, чтобы оказаться как раз над намеченной возвышенностью; Дженнифер передаёт мне якорный буй с крепежной веревкой, который я пристегиваю к якорному тросу. Такая система постановки катера на якорь намного облегчает жизнь. Кто знает, может быть, я бы уже давно перестал ходить к рифам, если бы не она.

Мы с Дженнифер ловим, в основном, с руки. Она всегда вяжет патерностер с двумя крючками размера 8/0, я же предпочитаю оснастку со скользящим грузилом и тоже с двумя крючками. Нарезаю куски кальмара самого высшего качества, надрезаю мелкую кефаль (чтобы лучше распространялся в воде ее аромат) и оснастки с наживкой летят за борт.

Дженнифер поворачивается ко мне и говорит: «лучше бы нам стать поглубже…», и тут же: «чёрт!.." она разворачивается на месте и тащит… Достает двух рыбин за раз: на верхнем крючке трехкилограммовая коралловая форель, на нижнем — красный Emperor. Никакой борьбы! Эта женщина и на помойке поймает рыбу!

Она снимает рыбу с крючков, прокалывает хребет за головой, чтобы мгновенно ее прикончить, подрезает жабры и бросает в бак с водой, чтобы сразу стекала кровь, во избежание образования молочной кислоты.

Я делаю снасточку с живцом, засаживаю в «полосатика» три крючка и отпускаю оснастку на троллинговом удилище — недалеко, метров на пятнадцать. Подтягиваю живца на поверхность, все остальное пусть делает течение. Огромная испанская макрель не может устоять, чтобы не схватить живца. И марлин, и парусник тоже. Но сегодня я их никак не жду — если ты на якоре, и такая рыбина схватит наживку — это беда! Мы облавливаем несколько хороших форелевых точек и ловим восемь или девять коралловых форелей, да еще несколько хвостов разного прилова.

Ловля красного эмперора на Большом Барьерном рифе в АвстралииПоскольку я люблю ловить крупных «красных», мы отходим на глубину 60 метров и бросаем якорь над пятаком чистого дна. Опускаем оснастки (для ловли «красных» я использую лесу 80 lb), но в течение получаса ничего не происходит, и мы решаем перекусить. И тут же у меня сразу дернуло так, что я чуть за борт не вылетел! Судя по рывкам, на том конце лесы сопротивлялся либо большеротый, либо красный эмперор. Так и оказалось — большеротый весом 8 килограмм. Я торжествую — ведь это моя любимая добыча на рифах! Оборачиваюсь и кричу Дженнифер: «У меня классный большеротый!», и тут же вижу — она тоже тянет рыбу… Вытащила такого же точно, как и мой — близнеца.

Мы поймали ещё пять нэнни и одного десятикилограммового эмперора. Это улов на наш экипаж и на семью наших друзей. День выдался удачный, такой выпадает не всегда. Однако я не помню случая, чтобы возвращался с рыбалки совсем без улова.

Мою пойманную рыбу и укладываю на лёд (всегда беру с собой очень много льда). Добавляю несколько ведер морской воды, чтобы получился холодный рассол, в котором морская рыба будет храниться. Быстро прибираемся на катере, и мы готовы идти домой.

А теперь подробно о процедуре снятия с якоря. Я завожу мотор и подаю катер вперёд и немного в сторону, чтобы якорный буй не бился о борт. Дженнифер хватает крепежную веревку буя, я даю ход вперед. Буй начинает скользить по якорному тросу, я прибавляю ход. Между якорем и тросом стоит якорная цепь (это обязательно, веревочный трос на острых кораллах не устоит), наш карабин специальной конструкции доходит до неё и захватывает. Буй поднимает якорь и всплывает вместе с ним. Я начинаю на самом малом ходу идти к бую, а Дженнифер тем временем выбирает трос. Поднимаем якорь на борт, и всё — ложимся на курс к дому.

Я вам подробно описал самый легкий способ поднять якорь на глубокой воде. Чтобы поднимать вручную обычный якорь, у которого лапы откидываются в сторону, да еще тяжелую пятиметровую цепь, нужно быть Гераклом. А с использованием скользящего подъемного буя у меня уходят на эту операцию считанные минуты, и без малейших физических усилий!

Но! Всегда есть «но». Никогда не крепите якорный трос на корме! Когда вы дадите ход, чтобы поднять якорь, как я описал выше, наберете скорость, а якорь вдруг не отпустит, то корму вашу мгновенно затянет под воду. Были рыболовы, сделавшие такую ошибку, и теперь они взывают к вам из морской пучины: не делайте этого!

Мы вытаскиваем катер на берег. Добавляем еще льда в рассол, иногда еще немного соли и оставляем рыбу до утра, ею мы займемся после того, как отдохнем и выспимся. Моем катер и на этом рыбалку заканчиваем.

Наутро наша рыба крепко охлажденная, в таком виде разделывать ее очень легко. Я снимаю филе и передаю Дженнифер, она фасует его в вакуумную упаковку — каждый кусок в отдельном пакете. На каждом пакете Дженнифер делает надпись: какая рыба и когда упакована. Улов отправляется в морозильник. Всё. Если делать так, как я описал: от момента поимки до помещения филе в холодильник срок хранение рыбы может быть составить до двух лет. При этом рыба сохранит не только все полезные вещества, но и прекрасный вкус.

Теперь вы понимаете, что день рыбалки на Большом Барьерном Рифе — это радость и праздник в моей жизни. Я рыбачил там всю жизнь и проел на этом деле зубы. Если бы мы могли выбирать, то я бы хотел умереть в море, на рифах, с упирающимся красным эмперором на леске.

Да здравствует Большой Барьерный Риф!

Удачи всем, кто ходит в море ловить рыбу!

Коллекция фото Большого Барьерного рифа

Разделы сайта
форум
Голавлик на кузнечика - SPRUT Shizuko! [IMG]
Дорогой и не очень отдых с ами и индивидуалками вашего города вы сможе ...
Дешевые и элитные и на любой вкус и цвет вы сможете найти на нашем сай ...